Popular Posts

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СЕБЕ

Закончил Санкт-Петербургский государственный академическый институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина Российской Академии Художеств (ЛИЖСА), архитектурный ф-т, мастерская И.И. Фомина.
Практикующий архитектор и фотограф

ТВОРЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

АРХИТЕКТУРНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ: гражданские объекты, интерьер, ландшафт
АРХИТЕКТУРНАЯ ФОТОСЪЕМКА: экстерьер и интерьер, исторические объекты, ансамбль, ландшафт
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФОТОСЪЕМКА: пейзаж, панорама, натюрморт, портрет.

Ссылки

ПРИОБРЕСТИ

Любые изображения сайта, кроме находящихся во временных Частных альбомах (заказная фотосъемка), или портретные сюжеты - могут быть свободно приобретены, или заказаны под необходимый размер.

Интервью с Дм.Ратниковым и Александром Тупеко. Радио-Мария

Хороший разговор про мою архитектурную практику с элементами мистики и волшебства. Вспомнил Игоря Ивановича Фомина, пригласившего меня в 10 мастерскую ЛенПроекта, что, в общем, и предопределило все произошедшее.

Добрый вечер!
Это программа "Архитекторы", в студии Дмитрий Ратников и Александр Тупеко. В гостях у нас архитектор Евгений Григорьев.
Евгений Борисович, здравствуйте!
Добрый день.
Сразу первым вопросом, связано это с одним вашим объектом, который, к сожалению, не строится, а сносится - это Академия (Институт повышения квалификации) следственных работников, которая была построена на улице Костюшко. Красно-кирпичное здание. Можете, во первых, рассказать о том, как она строилась, ну и соответственно, как и с какими чувствами вы его провожали?
Следственная Академия РФ на ул.Костюшко в Петербурге, 1985г.
Это весьма трагическая история, потому что, я уже говорил, она была связана с тем, что это был мой первый объект, с которым я входил профессию, и на самом деле, тогда все складывалось весьма удачно. Был 1983 год, я закончил Академию Художеств и по приглашению своего мэтра и профессора Фомина... который такой мега-мэтр и профессор, то есть мэтр мэтров, который вообще-то и воспитал многих наших метров - это и Сперанский, и Вержбицкий... В общем, настоящий архитектор старой школы, сын Ивана Фомина, все, что можно придумать самых превосходных и высоких степеней в профессии - вот это как раз он и есть. И разумеется, пол Ленинграда, который они застроили с Левинсоном - все дома, которые мы знаем - это в общем,  и есть его творческое лицо - его портрет профессиональный... И он меня позвал к себе, я к нему пришел в десятую мастерскую Ленпроекта, которая занималась в то время Университетом, и как раз тогда мастерской заказали проект, который пришел из Следственного ведомства. Я очень быстро его сделал, и как-то он вполне прошел, и на Градсовете, когда его принимали, все сказали что это прекрасная вещь, это замечательное произведение, что вообще-то надо бы поискать ему другое, подходящее место, а не эту затычку...
Это сейчас улица Костюшко - там, где-то между промышленностью и заводами...
Именно! И в общем, с проектом закончилось, я ушел служить в армию, а вернувшись после...
Так бывает, сделали проект и ушли служить?
Да, буквально, так и было, я поработал, может быть, месяцев 5 всего, а вернулся - дом уже строится. И все было интересно, потому что было новое здание из лицевого кирпича, а кто если помнит, или не знает, кирпич - это вообще такая тема... это мега-круто, в том смысле, что чтобы дом был кирпичный - надо было сильно постараться! Тогда отделочными материалами ведал Главленинградстрой, и надо было долго согласовывать заявку, чтобы такое получить. Видимо, с особым пиететом они относились к нашим следователям, что без писка сразу все подписали и выдали кирпич, - Окей, ладно, хорошо!
Это тот кирпич красный, это отделка?
Да, это лицевой слой. Тогда считалось ,что если здание из из лицевого кирпича - это самое лучшее, что только может быть. Дальше идут облицовка мрамором и гранитом, но это, сами понимаете - это уже объекты федерального значения. А здесь, на нашем уровне - это был самый крутой вариант. Прислали шикарного каменщика, с каким-то чудовищным стажем.  Вот, этот человек, которому доверяли самую ответственную кладку... еще до войны, этот человек выложил уже сколько-то там образцовых рядов... Короче, все было здорово, а потом началась непонятная история...  дом стал терять финансирование, какие-то перебои... это была уже самая Перестройка... А потом его и вовсе заморозили.
Слава Богу, что успели подвести под кровлю...
В начале 90-х заморозили?
Да-да! Но дом был закрыт - поставили на окнах решетки, посадили там человека, и как бывает, на этом все и закончилось... Дальше было много чего всяко-разного-интересного. Я менял места работы, потому что в Ленпроекте вдруг сразу все неожиданно прекратилось, и стройки перестали работать. Точнее, работа была, но она была бесплатная и бумажная, то есть дальше эскизов дело не шло. Я в это время сделал очень много конкурсных предложений. Тем не менее, однажды мой "академ", или так называемый отпуск без содержания, просто не продлили. Это значит, или ты возвращаешься на работу, или уходишь. - Хорошо, скажем, я вернусь, а есть чем заниматься? Нет, говорят, но такой порядок - два раза отгулял по полгода, должен вернуться...
Вы за домом следили, за его судьбой?
Я за ним следил, да - появлялся там иногда, видел, все так и стоит...
Как прохожий следили?
Ну как же - как автор! Стучался в каморку, говорил, я  из Ленпроекта, меня пускали, я там ходил по пустым залам...
Грустили конечно?
Еще бы, это же первенец! Это вещь такая серьезная...
А потом дальше, когда я ушел, началась бурная капиталистическая  жизнь, в смысле, очень много мелочи и суеты... какие-то бандиты, заказчики - очень странные люди, это все отдельная тема. В общем, я менял места работы, появлялись какие-то объекты... В целом, могу заранее сказать, моя творческая судьба сложилась не вполне удачно. Во всяком случае, могли бы вещи быть и поинтереснее, но так получилось... вот это поколение, и это не я один - очень многие из тех, кого я знал, с кем обучался вместе в Академии... Из них из всех больше половины поменяли профессию, некоторые уехали, а из тех, кто остался в практике - человек семь из пятидесяти.
Вы проектировали, о ваших проектах мы еще поговорим, тем не менее, давайте закончим с этим зданием. Что хотел спросить, вот, сейчас там будет строиться тоже учебное заведение для налоговой службы...
Это точно?
Разрешение на строительство получено, снос проведен. Скажите, возможно ли было, технически хотя бы, избежать сноса существующего здания, его состояние это позволяло? 
Безусловно. Здание было абсолютно здоровым, в нем не было никаких сложностей с точки зрения конструкции. Я его обходил, у меня есть фотографии - да, там кое-где были высолы на стенах, на кирпиче, но это никакой не криминал. Это сто процентов лечится, и никакого отношения к сносу его состояние не имело - это первое. Второе, здание конструктивно довольно простое - это каркас, пустотные плиты, плюс самонесущие стены из кирпича. То есть, все возможные современные коммуникации там протягиваются на счет-раз. Дырки режутся, меняются перекрытия. Если нужно, делаются монолитные участки. То есть, проблем вообще никаких абсолютно. Единственное - это брутальный стиль в котором мы выполнили этот дом... он, понятно, немного выбивался бы из нынешней моды. Это связано с временем и общим стилем десятой мастерской, в которой любили такие суровые, насупленные, такие могучие объемы - это была их важная (стилевая) фишка, как разумеется и круглое окно. Вообще, есть серии ПТУ, которых в  Питере огромное количество - это тоже наши работы. Вы можете узнать их сразу по крупным глухим объемам, которые нависают над входом... кирпичным, и в центре круглое окошко...
А поликлиники с круглыми окошками тоже?
Поликлиники - это тема не наша, это делала другая мастерская.
А кто у кого взял это круглое окошко?
Я подозреваю, это вообще украли у японцев... (смеются)
Ну, и о других объектах - вот об одном мы должны...
А можно закончить? Хочу завершить тему следственной Академии... И вот, как раз, когда я собрался уже было на пенсию, то есть, мне стукнуло шестьдесят и я отправился в пенсионный фонд, вдруг я узнаю, что его сносят... И конечно, это был минор. Я понял, что-то в этом есть мистическое, если я с этим домом начал, и с ним же в конце концов завершаю. Я воспринял это, знаете, как такой вполне вполне легальный повод архитектурную практику больше не продолжать. У меня где-то уже лет примерно десять тому назад какие-то уже возникли определенные ощущения, что как профессионал я видимо не очень нужен... Не знаю, почему так случилось. Тем не менее, поскольку все-таки время идет - я стал заниматься параллельно другими вещами - это и фотография, я вступил в Союз Художников, и как автор уже сделал несколько выставок... Не было работы, а потом наступил момент, когда вдруг я узнал, что мой первый дом сносят... Я подумал, - Видимо, что-то там на небесах происходит правильное и, наверно, мне пора уже с этим делом завязывать...

Продолжение пишется.

Комментариев нет:

Отправить комментарий